Potama
Бинокль, Телескоп и Джаред Лето - была бы благодарна я Судьбе за это
ЧАСТЬ 1. Поворот


Елена в смятении вышла из дверей школы. Ни ее платья, ни остальных вещей нигде не было, хотя она прекрасно помнила, как оставила их в физкультурном зале. Может быть, Стефан каким-то чудесным образом успел забрать их раньше и отнести к ней домой? Конечно, как Елена сразу не догадалась. Её любимый заботливый Стефан... Она набрала номер и через секунду услышала на том конце нежный голос:
- Елена, как ты, все хорошо? Ты уже дома?
- Нет, Стефан, я еще в школе. Искала свои вещи. Спасибо тебе большое, не знаю, как бы я сама их тащила, усталость просто валит меня с ног.
- Спасибо? За что?
- За то, что забрал мои вещи, конечно! Думал, я не догадаюсь? - усмехнулась Елена. Возникла пауза.
- Стефан, ты меня слышишь?
- Да. - голос на том конце стал жестким. - Елена, прошу тебя, возьми такси и езжай к Бонни.
- Зачем?! Я не хочу к ней ехать, я даже не знаю после всего, как с ней разговаривать.
- Елена, не возражай, в твоем доме сейчас может быть слишком опасно, послушай меня и езжай к Бонни!
В трубке раздались короткие гудки. Елена растерянно смотрела на маленький светящийся экран. Что он имел в виду? У нее дома опасность? Но не думает ли Стефан, что Елена сможет сидеть сложа руки и думать, как эта опасность настигает Джереми и Дженну?! Бред. Она выскочила на улицу, поймала такси и через минуту уже была на месте. Тишина. Не похоже на опасность. Но тревога не исчезла. Елена выпрыгнула из машины, с остервенением хлопнув дверцей, и со всех ног побежала к дому. Внезапно на ее пути возникло препятствие и, не успев увернуться, Елена упала на землю. Когда она подняла голову, на нее смотрели глаза Деймона. Его взгляд выражал сначала какую-то странную нежность, потом удивление. В конце концов лицо старшего Сальваторе исказил шок.
- Деймон, что ты тут делаешь?! Я чуть не умерла от страха, Стефан сказал мне, что дома опасно, я думала он серьезно. - вздох облегчения сорвался с ее губ. Деймон молча помог ей встать, не произнося ни слова.
- Деймон, почему ты молчишь? Что с тобой такое происходит? - тревога начала возвращаться к Елене. - что ты натворил?
- Я... - голос Деймона срывался на хрип. - целовал...
- Деймон, ты бредишь? Кого ты целовал? Кого ты мог целовать в моем доме? Джереми или Джона? - Елена нервно усмехнулась, но шутка не удалась.
- Я целовал тебя. - выдохнул Деймон. Глаза Елены расширились.
- Что?! Прости Деймон, кого? Ты хотел сказать, мою фотографию? мою подушку? - в сердце девушки зарождалось непонятное отчаяние, смешанное с ужасом.
- Я сказал то, что хотел. Я целовал тебя. Я думал, что целовал тебя. - глаза Деймона почернели, в них полыхала ярость. Стальной голос разрезал воздух.- а потом Дженна открыла дверь и позвала тебя. Ты зашла в дом, а через секунду ты налетела на меня здесь. Она вернулась! Почему это происходит со мной?! Почему так? Почему?! - телефон, который Деймон теребил в руках, полетел на асфальт.
- Кэтрин?! - Елену охватил леденящий ужас. Кэтрин в ее доме. Стараясь не поддаваться панике, Елена бросилась к двери и вбежала в дом. Замерла, пытаясь услышать малейший шорох. Но все тихо. Ни криков, ни шорохов. И все равно перед глазами пронеслась жизнь. Осторожно ступая, Елена заглянула в кухню. Никого, только окровавленный нож на полу. Стараясь не закричать, она вышла из кухни и поднялась наверх. Дженны не было. Паника охватила мысли Елены, но успокоение пришло почти сразу. С заднего двора слышались приглушенные голоса Аларика и тёти. Елена, уже почти успокоившись, открыла дверь в комнату Джереми и включила свет. Вроде все было в порядке, он лежал на кровати, правда, почему-то в ботинках. Елена подошла ближе и в ужасе замерла. Брат не дышал.
- Джереми! Джереми, очнись! - Елена трясла брата за плечи, пытаясь разбудить.
- Елена, отойди! - Стефан влетел в комнату и оттолкнул Елену от кровати.
- Что с ним? - слезы катились по щекам. - Что с ним? Он умер? - Елену трясло от отчаяния. Словно все кошмары ожили, словно жизнь - это и был кошмар. Глаза безуспешно пытались разглядеть на теле брата ножевую рану.
- Елена, он превращается. Я отвезу его в больницу, может, его можно будет спасти. Пожалуйста, тебе нельзя тут оставаться. - голос Стефана был нежным, но не мог успокоить сейчас. - Я скажу Деймону, он проводит тебя туда.
«Вряд ли». - хотела произнести Елена, но почему-то только кивнула в ответ. Стефан стремительно сбежал вниз по лестнице, держа на руках еле живого Джереми, и бросился прочь из дома. Елена поняла, что с трудом держится на ногах. Нужно, нужно дойти до ванной, холодная вода должна помочь. Елена с опаской толкнула дверь ванной комнаты. Свет горел. На умывальнике валялся пустой флакон из-под ее успокоительных таблеток и какая-то маленькая бутылочка с остатками жидкости красного цвета. Елена осторожно взяла ее и поднесла к лицу. Запаха не было.
- Кэтрин вернулась. - возникший на пороге ванной Деймон снова заставил Елену вздрогнуть от испуга. - Я принял тебя за нее. Мы не знаем, что она задумала, но вряд ли что-то хорошее. - Сальваторе-старший бесчувственно чеканил слова, как железные монеты. Его глаза смотрели сквозь нее. - Поэтому я должен отвести тебя в безопасное место, в дом Бонни.
Не в силах что-то понять, Елена молча последовала за Деймоном. Уже через пять минут она стояла на пороге дома подруги. Бонни была взволнована.
- Что случилось, Елена? На тебе лица нет! Он что-то сделал? - ведьма сверкнула гневным взглядом в сторону Деймона. Он равнодушно смотрел перед собой.
- Нет, ничего. Пойдем, пожалуйста. - Елена шагнула через порог. Деймон сел в машину и уехал. Куда, не знал никто.

- Елена, успокойся, с Джереми все будет в порядке. Он выживет. - в трубке звучал успокаивающий голос Стефана. - о Дженне позаботится Аларик, он уже все знает про Кэтрин. Оставайся у Бонни. Я приду за тобой, когда все уляжется.
Елена постепенно начинала приходить в себя.
- Ты можешь объяснить, в чем дело? - окончательно из оцепенения ее вывел голос Бонни.
- Бонни, я не знаю. Кэтрин здесь. Она была в моем доме.
- Но как? Она же не могла войти без приглашения! - удивилась подруга.
- Мы с ней похожи, как две капли воды. Дженна позвала ее в дом. - шептала Елена.
- Елена, Боже мой, ты понимаешь, что это значит? - Бонни была испугана не на шутку. - Ты понимаешь, что в твоем лице она получила ключ ко всем домам в этом городе? Ты понимаешь? Ты понимаешь, почему было бы лучше, если бы все твои вампиры сгорели?! - слезы страха скатывались по ее щекам. Бонни злилась на себя за то, что помогла спасти Деймона из огня.
Елена дрожала.
- Я уже ничего, ничего не понимаю, Бонни, почему это все происходит ТАК? - она зарыдала. уткнувшись в плечо подруги.
- Милая, сегодня я буду спать здесь с тобой, чтобы тебе не было так страшно. - Бонни гладила Елену по голове.
- Спасибо, Бонни. Спасибо за поддержку, которой я не заслуживаю. Поверь, пожалуйста, я никогда бы не подошла к Стефану тогда, если бы знала, чем все обернется. - голос Елены предательски дрожал. - но пойми, что сейчас для меня нет пути назад. Я его полюбила. Я его полюбила так, что не смогу отказаться. Я лучше сама сгорю в огне, чем что-то плохое случится. Ведь это все будет на моей совести!
- Не говори так, Елена. Просто судьба иногда шутит очень жестоко. Все образуется. А сейчас успокойся. Выпей две таблетки снотворного и постарайся заснуть. Я буду здесь, с тобой. Все будет хорошо.
Елена проглотила снотворное, запила обжигающе холодной водой и легла. Сон подкрался незаметно, смешавшись с остатками тревожных мыслей.
Проснувшись утром, Елена подняла голову и сначала не могла понять, что это за комната. Потом взгляд скользнул направо. Бонни спала. Слава Богу, я всего лишь у Бонни дома. В окно стучал дождь, и на уже почти спокойную Елену с новой силой нахлынули воспоминания о вчерашнем дне. Мысль о том, что все это только начало, заставила её вздрогнуть. Ну, почему это был не сон?! Спустя мгновение Елена с ужасом поняла, что есть кое-что еще, что ледяными тисками сжимает ее сердце. Странное дикое воспоминание о словах Деймона у порога ее дома, когда она упала, наткнувшись на него. О его пустых глазах потом у дома Бонни, о его равнодушном голосе. Все последнее время Елена была уверена в том, что Деймон влюблен в нее. Ведь так сказала Изобель, да и он вел себя соответствующе. Но сейчас было похоже, что, вновь встретившись с Кэтрин, Деймон забыл все, что испытывал к Елене. "Я ведь сама говорила ему недавно, что мы просто друзья. - думала Елена. - Я и хотела, чтобы по отношению ко мне у него были только приятельские чувства. Что же беспокоит меня теперь?" Неприятная мысль заползла змеей под кожу. А что, если Деймон никогда больше не будет ей другом? Никогда не улыбнется ей, а просто исчезнет с Кэтрин в неизвестном направлении? Елена тряхнула головой, отгоняя неуместные мрачные мысли. Терзаясь неведением, она решила позвонить Стефану.
- Стефан!
- Доброе утро, Елена! – голос Стефана был каким-то странным. – Как ты?
- Нормально. Только проснулась. Вчера пришлось выпить снотворного. Как дела? Деймон с тобой? Вы нашли Кэтрин?
- Елена, все хорошо. Мы именно этим и занимаемся сейчас. Пожалуйста, не беспокойся. Я сам позвоню тебе, как только смогу. Извини, мне нужно бежать сейчас, я люблю тебя.
- И я тебя люблю. – Елена расстроилась. Ей хотелось подольше поговорить с любимым. Только он один мог ее успокоить и привести в чувства. Она вздохнула и достала из холодильника бутылку воды. «Нет, не только он один» - пронеслось в голове Елены. Как же сразу эта мысль не пришла ей в голову? Схватив мобильный, она набрала номер Деймона. Длинные гудки заставляли сердце биться с бешеной скоростью. Он не отвечал. Вдруг до боли знакомы женский голос на том конце произнес «Привет, Елена! Рада слышать тебя!» Елена захлопнула телефон и отскочила от него на другой конец кухни, словно от ядовитой змеи.
- Елена, что с тобой? – Бонни подбежала к подруге и стала трясти ее за плечи.
- Кэтрин! Она.. Она. – голос Елены срывался то на крик, то на плач. – Она взяла телефон Деймона. Она убила его!!!
- Елена, успокойся. Вряд ли любовь всей жизни стала бы его убивать. Ты преувеличиваешь. Наверное, они просто, наконец, обрели друг друга и наслаждаются моментом. Не думаю, что произошло что-то страшное!
- Нет, этого не может быть, не может! – Елена в отчаянии вскочила. – Он не может быть с ней!!
Бонни удивленно подняла глаза. Почему она так беспокоится о Деймоне? С каких пор?.. Елена кинулась к телефону.
- Алло! Алло! Стефан? Стефан, подожди, я знаю, ты сам позвонишь, но пожалуйста, выслушай, я звонила Деймону, трубку взяла Кэтрин, ты слышишь, он в опасности, помоги ему! – снова короткие гудки. Елена отказывалась понимать, что происходило. Бонни молчала. Слишком странным все казалось. Самые реалистичные мысли она боялась озвучивать, не желая ранить и без того разбитую подругу. «Она пережила смерть родителей. Исчезновение или даже смерть парочки вампиров она уж точно переживет. Пока побудет у меня, а там мы с Кэролайн придумаем что-нибудь» - думала Бонни. Тем временем в голове Елены созрел план. Она не могла оставить друга в беде. Когда Бонни ушла, Елена набрала номер Аларика.
- Аларик, выслушай меня, прошу. Я знаю, ты скажешь, это безумно, но прошу тебя, дай мне несколько шприцев с вербеной, мне нужно.
- Елена, ты с ума сошла. Что ты собралась делать?! – учитель был напуган и изумлен.
- Ничего, не беспокойся. – Елена пыталась врать уверенно. – просто мне страшно. Я не чувствую себя в безопасности, ведь под моим видом Кэтрин может проникнуть, куда угодно и сделать, что угодно.
- Хорошо. Я привезу тебе несколько штук. Где встретимся?
- Давай через час у дома Бонни.
- Договорились. Но как только я тебе их отдам, ты сразу отправишься обратно в дом Бонни!
- Конечно, Аларик, не беспокойся! – Елена облегченно вздохнула. Она думала, его будет значительно труднее уговорить.
- С кем ты говорила? – с подозрением спросила Бонни.
- С Алариком. Я попросила его дать нам немного шприцев с вербеной.
Бонни немного помедлила с ответом. Казалось, она что-то обдумывала.
- Правильно. Если честно, от этой сумасшедшей можно ждать всего, чего угодно, поэтому оружие не помешает.
«Отлично. Значит, выйти из дома я смогу беспрепятственно. А там что-нибудь придумаю» - размышляла Елена. Час тянулся невыносимо долго, но наконец в кармане джинсов завибрировал телефон.
- Елена, я приехал, ты где?
- Я уже бегу! – Елена незаметно для Бонни схватила валявшийся за комодом в прихожей осиновый кол, предназначенный для непрошеных гостей, и спрятала его под куртку.
- Сейчас вернусь. Поставь пока чайник, пожалуйста. – Елена ласково улыбнулась подруге, втайне догадываясь, что может ее никогда больше не увидеть. Но на эмоции не было времени. Она решительно выбежала из дома. Опять этот дождь. Елена добежала до машины Аларика, забрала у него рюкзак с «оружием» и сделала вид, что побежала обратно к дому. Спрятавшись за широким дубом, росшим рядом с домом Бонни, Елена ждала, когда заведется мотор и машина умчит Аларика на безопасное расстояние. Заветный звук не заставил себя долго ждать. Елена побежала к площади. «Я обманываю всех. Но иначе нельзя. Иначе я не прощу себе...»
- Такси, мисс? – улыбчивое морщинистое лицо высунулось из окна желтой машины.
- Да, пожалуйста. – Елена запрыгнула и закрыла за собой дверь. Она направлялась к дому Сальваторе.

ЧАСТЬ 2. Удар.

Чем ближе машина подъезжала к заветному дому, тем чаще билось сердце Елены. Она пока не понимала, что будет делать, если столкнется лицом к лицу со своей кровожадной копией. В сумке полно шприцев с вербеной, но оттуда их еще надо успеть достать. А что, если Кэтрин не одна? Что, если у нее есть помощники? Мысли путались. Наверняка она держит Деймона в подвале. А Стефан? Неужели он там же? Нужно успокоиться, сейчас нельзя впадать в панику. Телефон в кармане завибрировал. Бонни. Извини, не сейчас. Мы поговорим обо всем позже. Елена отключила звук и убрала телефон.
- Мы приехали, мисс! – таксист улыбчиво смотрел на Елену в ожидании денег. Она протянула ему несколько мятых купюр и, немного помедлив, вышла из машины. Дождь залил все вокруг, ее кеды насквозь промокли, по щекам стекала вода. Елена закинула сумку на плечо и пошла навстречу неизвестности. «Что бы ни случилось, я должна помочь им. Как они помогали мне. Раз уж судьба послала мне такие испытания, значит, я пойду до конца». Было страшно, хотелось плакать и звать на помощь. Но впервые за долгое время Елена понимала, что помочь ей некому. Дрожащей рукой она толкнула приоткрытую входную дверь. Стараясь не шуметь, она прошла по коридору и осторожно, не дыша, заглянула в гостиную. Елена не могла поверить своим глазам. На диване спиной к ней сидел Деймон, спокойно потягивая виски.
- Деймон?! – услышав свое имя, вампир вскочил на ноги и резко повернулся. В глазах Деймона мелькнул ужас, но затем они опять стали равнодушными.
- Что ты здесь делаешь? – ледяным тоном спросил он.
- Как что? Деймон, я звонила тебе, а взяла... взял трубку кто-то другой! Я думала, ты в опасности. – Елена не понимала. Деймон посмотрел на сумку, которая висела на ее плече. Грустная усмешка на губах? Нет, Елене показалось. Его лицо не выражало ровным счетом ничего.
- Где Стефан? – спросила Елена, не совсем уверенная в том, что это ее очень волнует. Слишком грубо тот разговаривал с ней сегодня.
- Он прилег отдохнуть, Елена. – Деймон смотрел ей в глаза, словно крича «Поверь мне!» Он бы внушил, но мешал кулон.
- Я поднимусь к нему! – Елена развернулась, но Деймон схватил ее за плечи.
- Не стоит. Он... Мы всю прошлую ночь искали Кэтрин, он устал, ему нужно отдохнуть, чтобы сегодня продолжить поиски. Нельзя терять ни секунды, Елена, поэтому тебе лучше уйти. – равнодушие Деймона постепенно сменялось какой-то странной нервозностью. Взгляд Елены снова скользнул по гостиной. Опустошенные бутылки занимали едва ли не половину комнаты.
- Деймон, по-моему, пока Стефан искал Кэтрин, ты только прохлаждался, запивая непонятное несуществующее горе! – Девушка разозлилась не на шутку. – И не смей меня останавливать, понял! Я последняя, кто может помешать Стефану отдыхать. Я просто проведаю его и уйду!
Елена вырвалась и гневно бросив сумку в коридоре взбежала наверх. Почему-то стало не по себе. Отбросив странное ощущение, она осторожно открыла дверь в комнату любимого. От поразившего ее ужаса Елена не могла ни закричать, ни двинуться с места. Стефан лежал на кровати, прижав к себе Кэтрин, и нежно ласкал поцелуями ее тело.
Сильные руки встряхнули Елену.
- Пойдем отсюда. – шепнул Деймон ей на ухо. Старший Сальваторе сжал запястье девушки. Она уже почти развернулась, мертвыми глазами глядя перед собой, как вдруг раздался звонкий голос, до боли напоминавший ее собственный:
- Куда же ты, дорогая, присоединяйся к нам! – смеялась Кэтрин. Ее сверкающие глаза бесстыдно смотрели на Елену. – Ну хорошо, не хочешь, иди тогда пока Деймона развлеки, а то он мне уже надоел со своим нытьем! – вампирша повернулась к Стефану и стала страстно целовать его. Тот даже не пытался сопротивляться. Деймон резко захлопнул дверь в комнату брата и подхватил падающую Елену на руки. Не говоря ни слова, он спустился с ней в гостиную и уложил на диван. Она смотрела перед собой, сжимая в руках поднесенный Деймоном стакан. Взгляд был пустым, а из глаз лились слезы. Деймон сидел перед ней на полу. Его разрывала боль. Он не знал, что делать. Обычные для него шутки, выходки здесь были бессильны. Хотя бы потому, что ему и самому было больно. Предательство оказалось гораздо страшнее осинового кола. Оно не убивало, но мучения были невыносимы. И рассказать о них он не мог никому. До этого момента. Теперь Елена все равно все знает. Но начать разговор Деймон все равно был не в силах.
- Ты все еще любишь ее? – зло бросила Елена, не глядя на него.
Деймон ответил не сразу.
- Если бы все было так просто.
- Ну да. Куда глупой человеческой девушке понять такие интеллектуальные изыскания старого вампира.
- Елена. – в голосе Деймона звучало раскаяние. – Я не хотел тебя задеть. Извини. – каждое слово давалось с трудом. – Когда я тогда понял, что...целовал не тебя, а ее, сначала я был в ярости. Но потом, уже очень скоро я понял, что счастлив. Что наконец, спустя столько времени я нашел ту, кого искал все эти годы. И что она меня не забыла. Что она снова будет со мной. Я не могу передать тебе, Елена, всех тех чувств, что захватили меня в тот момент. Я бросился домой, чувствуя, что именно там увижу ее снова. И не ошибся. Она ждала меня. – голос Деймона дрогнул. – Она улыбалась мне так, как тогда. Я подлетел к ней и стал целовать, целовать, целовать, шептать, как долго я ждал ее, как уже был готов отмахнуться. Я нес всякую чушь, как на исповеди. Я сказал ей, что все эти годы любил ее больше собственной жизни, и люблю до сих пор. Она лишь улыбалась в ответ. А когда я с надеждой спросил «Мы ведь теперь сможем уехать отсюда и быть вместе вечно?», Кэтрин ответила... Ответила то, чего я никак не ожидал услышать. То, во что я не мог поверить.
«Деймон, я никогда не любила тебя. И сейчас ничего не изменилось. Я люблю Стефана, и буду с ним». Я дрожал, я был уязвлен. «Нет, ты с ним не будешь, у него есть Елена!» «Елена?! – Кэтрин звонко рассмеялась – неужели ты думаешь, что она сможет со мной соперничать? Она малышка, я старше и опытнее. И никогда то, чего я хочу, не ускользает из моих рук. Пора бы запомнить». Я был зол. На все. На нее. На Стефана. «Хорошо. Я понял тебя, Кэтрин. Я уйду. И никогда больше не буду вам мешать». Я развернулся и уже хотел убежать из этого дома, из этого города навсегда, но она остановила меня. «Милый, то что я тебя не люблю, это еще не значит, что ты можешь уйти. Ты останешься здесь, и будешь радовать меня тогда, когда я этого захочу. В противном случае я разнесу этот городишко ко всем чертям, ты ведь меня знаешь, Деймон?» Я чувствовал себя ужаснее, чем когда либо за все существование. Я знал, что моя жизнь рухнула. Но я понимал, что если уйду, рухнут жизни многих людей. В том числе и твоя, Елена. Я понимал, что убить тебя ей было бы самой первостепенной забавой, ослушайся я в тот момент. Ты много значишь для меня, и позволить себе это я не мог. Поэтому не ушел, поэтому ничего не сказал, поэтому просто сидел здесь и топил себя в виски. – грустная улыбка показалась на лице Деймона. Елена была шокирована тем, что услышала. Она не могла произнести ни слова, душили слезы. И до последнего не верилось, что Стефан так легко сдался.
- Деймон, но ведь Стефан... не вспоминал никогда о Кэтрин так, как ты? Почему он сдался так быстро, почему?
- Елена, не все мысли приобретают словесную оболочку. Я придурок, который говорит то, что думает. А Стефан...
- Он врал мне...
- Нет, Елена. Не так, не говори так. Он не врал. Он просто не знал, что за чувство сидит в его сердце. Знаешь, так бывает. Пока не видишь, можешь загонять чувства в самый дальний угол. А как она покажется на глаза – они вырываются наружу, не спрашивая тебя.
Елена плакала. Слезы непрерывным потоком текли по щекам. «Разве такое вообще возможно?» - спрашивала она себя. «Разве за секунду чувства Стефана к ней могли разбиться об эту сумасшедшую вампиршу?» Верить не хотелось.
- Елена, послушай меня, пожалуйста. – Деймон пытался казаться спокойным. Даже улыбнулся. – Тебе сейчас очень больно. Прошу тебя, возьми в гараже мою машину, вот ключи, - он зажал в ее кулачке что-то металлическое и холодное, - и езжай домой. Или к Бонни. Расскажи ей все, поплачься, побей посуду, покричи в темноту, пока не полегчает. А потом, Елена, с началом нового дня, пожалуйста, я умоляю тебя, постарайся начать новую жизнь. Человеческая память податлива. Ты сможешь забыть весь этот ужас, встретишь хорошего человека, и твоя жизнь наладится. Это единственный выход для тебя. Я понимаю, что все те кошмары, которые были в твоей жизни из-за нас с братом, долго не оставят тебя. Но, в конце концов, они уйдут. Я искренне, так искренне, как никогда в жизни, прошу у тебя прощения за то, что тебе пришлось пережить, Елена. За боль, за эти слезы, которых ты не заслужила. За разбитые мечты и надежды. Пойми, ни он, ни я никогда не сможем снова стать людьми. Рано или поздно это бы все равно произошло. Если станет совсем плохо, приходи, я сотру тебе память. Если хочешь, я могу и сейчас это сделать? – голос Деймона начинал предательски срываться на хриплый шепот.

ЧАСТЬ 3. Выбор

Елена не моргая смотрела на Деймона глазами, полными слез. Она пыталась ущипнуть себя, чтобы проснуться, ни за что не желая верить в реальность происходящего. «Кошмар, это просто очередной кошмар, сейчас все закончится!» Елена сжала кулаки и выдохнула от неожиданной боли в руке – оказывается, все было на самом деле, и зубцы ключа от машины Деймона врезались в кожу. На ладони выступили капельки крови. Но страха не было. «Пусть уж лучше Деймон убьет меня. По крайней мере, я не буду страдать долго!» - думала Елена. Она выжидательно посмотрела на него. Деймон вытащил ключи из маленькой ладошки и вытер выступившую кровь своей гладкой щекой. Елена замерла. Почему-то к горлу подступила тошнота. Деймон в мгновение ока метнулся из гостиной и вернулся, держа в руках стакан со льдом. Он снова опустился рядом с девушкой.
- Елена, возьми себя в руки, малыш, я тебя прошу. – Сальваторе-старший льдом растирал ей виски.
- Да, да. Я все понимаю. - Елена отчаянно пыталась успокоиться. Тело предательски била мелкая дрожь. – Я все поняла, Деймон, я уйду. Уйду, как ты и говоришь. – словно чужой голос срывался с ее губ.
Деймон смотрел на нее, не отрываясь. Казалось, он сходил с ума. Сердце разъедала боль, невидимые слезы не давали дышать, отчаяние жгло глаза. Сейчас он меньше всего хотел прощаться с Еленой. Она осталась единственной в этом мире, с кем он мог поговорить, кому мог довериться. Но в то же время эта девушка действительно не заслуживала той боли, которая скрывалась в его сущности и сущности его брата. Все-таки, вечная жизнь стоит слишком, слишком дорого. За столько лет он научился скрывать эмоции. Для Елены в его глазах было лишь желание помочь уже бывшему другу встать на правильную дорогу.
- Ты хочешь все забыть? Давай я просто сотру твою память, посажу в машину, и ты будешь думать, что я просто случайный незнакомец, предложивший помощь, когда ты заблудилась и свернула с нужной трассы? – Деймон говорил спокойно, и это ранило Елену еще больше. Она медлила с ответом. Так не хотелось принимать никаких решений…
- Нет.
- Прости, что? – Деймон непонимающе смотрел на Елену. Он начинал злиться. Неужели она произнесла этот до безумия ошибочный, неправильный ответ вслух?!
- Нет, Деймон. Я не хочу ничего забывать. Я хочу все помнить. Чтобы никогда больше не повторять своих ошибок. – в карих глазах вспыхнул гнев. Деймон кивнул.
- Возможно, ты и права. В любом случае, ты всегда можешь передумать. – Больше всего он хотел сейчас сорвать с шеи девушки кулон с вербеной и внушить то, что собирался. Но Деймон уважал решение Елены. Почему-то уважал.
- Не думаю, что могу. – Словно смирившись с происходящим, Елена так спокойно, как могла, поднялась с дивана, дрожащими пальцами вытащила из стакана Деймона самый большой кусочек льда и прижала его ко лбу.
- В любом случае, Деймон. Спасибо за предложение. – она действительно благодарила, или это был сарказм? Деймон не понимал.
- Не за что, Елена. – старший Сальваторе не мог сдержать улыбки, полной печальной нежности. – Возьми ключи, и не сжимай их больше слишком крепко. Не перепутай педали и крепко держи руль. Напиши мне, как доберешься до дома. Так я буду знать, что с тобой все в порядке. Машину я потом заберу. И не жди ответа, когда напишешь. На этом мы с тобой прощаемся навсегда. – Деймон не понимал, зачем говорил все это. Он видел, как больно Елене от этих слов, но так было надо. Так будет лучше для всех. – Прощай, Елена! – выдохнул Деймон и последний раз прижался на мгновение к дрожащей руке губами.
- Прощай. – спустя минуту выдавила из себя Елена. Она старалась не думать ни о чем. Гнать мысли прочь от себя.
Двери гаража не были заперты, под потолком покачивалась старая лампочка. Одной рукой Елена прижимала ко лбу кусочек льда, как будто специально не желавший быстро таять, а другой поворачивала ключ. «Надо же, я не перепутала, вот газ, вот тормоз, вот руль». Машина нехотя двинулась и повезла Елену прочь от ее кошмара. «Только не думать, только не вспоминать ни о чем» - девушка отчаянно пыталась успокоить себя. Капли с тающей льдинки стекали по носу и падали дальше в темноту, помогая не сорваться. Вот уже виден дом Бонни, в гостиной горит свет. Елена останавливает машину. Только сейчас она начинает чувствовать аромат, исходящий от салона. Это запах… Деймона. Почему-то эта мысль напугала Елену. Она еще сильнее прижала ко лбу остатки льда. Отчаянно не хотелось, чтобы он растаял. Казалось, с этим холодным кусочком замороженной воды растает и все то хорошее, что случилось с ней в жизни. Вся любовь, нежность, память. Елена со всех ног подбежала к дому Бонни и забарабанила кулаком по двери.
- Открой, Бонни, открой дверь, умоляю, скорее! – Елена кричала, задыхаясь в рыданиях.
Подруга распахнула дверь, и Елена опрометью бросилась к холодильнику. Рванув на себя дверцу, она положила крошечный кусочек льда в дальний угол морозильной камеры. Закрыв холодильник, она обессиленно опустилась на пол. Остановить поток слез не получалось, да и не хотелось. В висках стучало «Расскажи ей все, поплачься, побей посуду, покричи в темноту, пока не полегчает».
- Бонни! – рыдала Елена. – Бонни, пожалуйста, я знаю, ты скажешь, что я сошла с ума. Но я прошу тебя, ни при каких обстоятельствах не трогай тот кусочек льда. Это все, что у меня осталось в жизни. Больше ничего нет!!!
Всю ночь Бонни пыталась облегчить страдания безутешной подруги, но казалось, что это бесполезно. Никакие уверения в том, что так будет лучше, что все сделано правильно и что надо благодарить Деймона за его проявление благородства в этой ситуации и забыть все так скоро, насколько возможно, не помогали.
- Ладно, Бонни. – охрипшим голосом прошептала Елена. – Ты устала, я устала, давай пойдем спать. Я выпью снотворного.
- Ты права. А завтра придет новый день. Вот увидишь. – Бонни улыбнулась.
- Да, конечно. – Ответила Елена и быстро запила таблетки. – Спокойной ночи.
- Мне лечь с тобой? – спросила подруга.
- Нет, Бонни, я бы хотела сегодня побыть одна. Слишком много всего…
- Конечно, дорогая, я тебя понимаю. – Бонни обняла Елену за плечи и, поцеловав подругу в лоб, пошла в свою комнату. Несмотря на переживания, заснуть было просто – усталость брала свое.
Елена поплелась в комнату, где должна была спать, и в задумчивости опустилась на кровать. Написала сообщение Деймона, не надеясь увидеть ответ. Мысли путались. «Скорее бы подействовали эти таблетки. Хочу просто уснуть, ничего больше». Но сон никак не приходил. Елена беспокойно ворочалась, сжимая одеяло уставшими пальцами. Перед глазами стояло лицо Деймона, упорно не желавшее покидать память. Елена села. Видимо, придется выпить еще снотворного. Вздохнув, она направилась на кухню. Пока пальцы устало перебирали коробочки в ящике с лекарствами, дурацкая мысль мелькнула в голове Елены. «Машина, она ведь еще стоит на дороге? Может, я просто съезжу и посмотрю на их окна еще немного? В последний раз». Мысль еще не закончилась, а ноги уже бежали к двери. Промозглый утренний воздух заставил Елену поморщиться. Она пригляделась, но машины не было. На месте, где Елена оставила ее, стоял чей-то старый мопед. Она не смогла сдержать себя.
- Ничего не было! Не только этой машины! Ничего не было, Елена Гилберт! – кричала Елена в пустоту, захлебываясь слезами. – Ты все придумала себе! Это все твое больное воображение! – слова растворялись эхом в утреннем тумане. Ноги подкосились и Елена, дрожа, опустилась на асфальт. – Не будет у тебя ни счастья, ни любви, ничего! Ничего! Ты одна, Гилберт, одна!
Ворона каркнула с соседнего дерева, словно поддакивая. Елена вскочила в надежде, но это была обычная серая птица. На соседней ветке сидела точно такая же. С досады Елена запустила в нее первый попавшийся камень. Обе вороны недовольно взмахнули крыльями и улетели. «Если бы я могла так же просто улететь» - подумала Елена и, с трудом переставляя ноги, поплелась обратно в дом. Закрыв за собой дверь, она тяжело вздохнула. Вот и он, новый день. По лестнице спускалась заспанная Бонни.
- Доброе утро, Елена. – сочувственно улыбнулась подруга. – Как ты? Ты поспала?
- Немного. – не то чтобы ей не хотелось говорить с Бонни, просто сил совсем не было.
- Ты, наверное, не захочешь идти сегодня в школу. Вон в том шкафу я храню фильмы, можешь брать всё, что захочешь.
- Нет, Бонни. Я пойду в школу. Может, хоть там смогу как-то отвлечься. Там люди…
- Да уж, - хмыкнула Бонни, но тут же осеклась.
Чтобы хоть как-то держаться на ногах, по дороге в школу Елена выпила две баночки энергетика. Неприятное ощущение, но все же лучше, чем сходить с ума в одиночестве.
И действительно, привычная школьная обстановка немного успокаивала. Гул голосов одноклассников убаюкивал. Только на истории впервые пожалела о том, что пришла. Аларик. Один его вид заставил снова вспомнить все, что только что уже почти стало казаться сном. Внезапно Елена вспомнила про тётю, про брата. Жгучая волна стыда охватила ее мысли.
- Аларик!
- Елена, ты пришла! – учитель улыбнулся, в его глазах была неподдельная радость.
Елена приблизилась и шепотом спросила:
- Как Дженна? Джереми?
- Елена, милая, все нормально. Дженна в больнице у Джереми. Он уже почти поправился, думаю, через неделю будет дома. Как ты? Все хорошо?
- Да, Аларик. Все хорошо. Уже звонок, пойдем в класс? – Елена была рада, что с близкими все хорошо, но продолжать разговор не хотелось. Держать себя в руках и без того было слишком тяжело.
Урок проходил, как в тумане. И опять, опять тема Гражданской войны. Елена слышала обрывки фраз про музей Дворца основателей, то и дело выпадая из реальности. Веки тяжелели. Голова опустилась на парту. Елена спала, и никто не мешал ей. Когда урок закончился и все ученики покинули класс, Аларик заботливо подложил под голову Елены свою куртку и запер класс изнутри. Девочке надо было поспать хоть чуть-чуть. Прошел час, прежде чем она подняла заспанные покрасневшие глаза и посмотрела на Аларика.
- Я спала здесь?
- Да, - ответил учитель, оторвавшись от своих бумаг. – Ты отключилась прямо на уроке, я не решился тебя будить, ты выглядела такой уставшей.
- Спасибо, Аларик. Это правда, я не могла уснуть этой ночью.
- Может, проводить тебя домой?
- Да нет, я в норме почти, дойду сама. Разговаривать мне все равно не хочется. – Елена печально складывала свои книги в сумку.
- Конечно. Звони, если понадобится помощь.
«Аларик – отличный человек. – думала Елена. – Как хорошо, что они с Дженной встретились. Может, хоть она будет счастлива». Едкая боль опять просочилась в мысли. Пытаясь отогнать ее, Елена быстро зашагала вон из школы. На улице было хорошо. Свежий осенний ветерок приятно обдувал лицо, запах недавно прошедшего дождя успокаивал расшалившиеся нервы. Решив прогуляться, Елена пошла по улице, пока ноги сами не привели ее к Дворцу основателей. Горькая усмешка отразилась на лице девушки, когда она осознала, куда пришла.
- Раз уж я здесь, загляну в музей. Хуже точно не будет. – сказала Елена сама себе и зашла внутрь. Седой охранник в сдвинутой на бок фуражке оторвался от кроссворда и поприветствовал:
- Здравствуйте, мисс Гилберт!
- Добрый день, Джон! Я могу посмотреть музей?
- Ну, вообще-то, у нас сейчас обед, но ты всегда можешь, проходи, дорогая!
- Спасибо! – Елена была благодарна этому добродушному человеку. Ей показалось, что в это мгновение он понимал все, как никто другой. Хотя и не знал ничего на самом деле.
В музее было прохладно. Здесь, среди этих портретов, старых часов, старых стен, Елена чувствовала себя как дома. Вот комнатка, где Деймон когда-то рассказал ей про «первых» братьев Сальваторе. Какая она была тогда наивная! Глаза скользили по листу пожелтевшей бумаги, спрятанному под стеклом. Взгляд без труда нашел два имени. Елена резко отвернулась, не желая будить запертые в сердце чувства, и присела на стул смотрителя. Успокоив сердцебиение, она снова стала оглядывать комнатку. Ее привлекла какая-то старая книжка, больше похожая по размеру на альбом, стоявшая на самой дальней полке, теряющейся среди обилия прочих экспонатов. Елена решила подойти и посмотреть, что там было. На обложке проступали почти уже стершиеся буквы «Книга Основателей Мистик-Фоллс». «Интересно, я никогда не слышала о такой книге» - подумала Елена, и пальцы стали в задумчивом нетерпении перебирать потускневшие листы. Мурашки пробежали по коже, когда с семнадцатой страницы на Елену снова смотрели два имени…
«Джузеппе Сальваторе (14.07.1815-31.05.1864)
Джузеппе Сальваторе был одним из тех, кто внес неоценимый вклад в основание города Мистик-Фоллс….»
«Деймон Сальваторе (18.10.1844 – 31.05.1864)
Старший сын Джузеппе…….»
«Стеф…» Дальше читать не хотелось. Елена поспешно захлопнула книгу. На мгновение в воздух поднялся маленький столб старой книжной пыли, но быстро растворился в воздухе. Находиться в музее больше не хотелось. Стены стали словно сдавливать грудь. Елена быстро зашагала прочь. «Невежливо убегать, не попрощавшись» - подумала она и обернулась в дверях, чтобы сказать «до свидания» доброму Джону.
- До свидания, мисс! Приходите почаще!
Елена собиралась развернуться, как вдруг ее взгляд скользнул на календарь. Красный прямоугольник стоял на числе 18. Наверху большими черными буквами было написано «ОКТЯБРЬ».
- Джон, какое сегодня число? – Голос Елены задрожал.
- 18 октября, мисс! – Джон удивленно поднял глаза. – Я думал, Вы уже ушли!
- Да-да, я уже ухожу. До свидания!
Елена поспешно покинула музей и направилась обратно в сторону центра. «18 октября» - эта дата никак не давала ей покоя. Получалось, что сегодня день рождения Деймона. «Какое это имеет значение, он же вчера все мне ясно дал понять, мы попрощались. То, что сегодня день его рождения, ничего не изменит» - мысленно говорила она себе. Но внезапно другая мысль поразила ее, как молния, вернув ясность ощущений, трезвость разума.
«Да ты что, совсем сошла с ума, Елена Гилберт?! С каких это пор ты стала смиренно принимать все удары, опускать руки при первом чьем-то «так будет лучше»?! По крайней мере, этот… человек, Деймон, сделал для тебя немало хорошего! Он не был равнодушен к твоим страданиям, он помогал тебе! Так не будь идиоткой и найди в себе совесть просто пойти и поздравить его с днем рождения!» В правильности принятого решения Елена не сомневалась ни секунды. Она больше не нервничала, не переживала. Душа была полна какой-то радостной решимости. Придя домой, Елена достала из прикроватной тумбочки коробку, в которой хранила свои денежные запасы. Взяв все, что было накоплено за последнее время, она убрала деньги в карман куртки и захлопнула дверцу тумбочки. «Я не тряпка, Деймон, и не жертва. Никогда такой не буду. И ты тоже не будешь!» Никогда Елена так отчаянно не хотела протянуть другу руку помощи. Мысли неуправляемо вертелись в голове девушки, когда она села в первое попавшееся такси.
- В Торговый центр «Мистик», пожалуйста.
Зайдя в магазин, Елена растерялась. Она поняла, что понятия не имеет, что можно подарить вампиру. Наверняка у него есть все, что нужно. Да и к тому же с его любовью к дорогим маркам вряд ли он стал бы надевать что-то обычное, что могла бы себе позволить купить семнадцатилетняя девушка. К тому же, Мистик-Фоллс не Нью-Йорк, за пять минут этот торговый центр можно обойти вдоль и поперек. Но делать нечего. Время было рабочее, поэтому торговые залы пустовали. Поэтому скучающий молодой консультант в одном из них очень оживился при виде Елены, растерянно блуждающей глазами по полкам.
- Могу я Вам чем-нибудь помочь, мисс?
Елена вздрогнула. Голос оторвал ее от размышлений. Она улыбнулась консультанту.
- Да, конечно! Я собираюсь на день рождения к одному очень важному для меня человеку. Мне нужно быть неотразимой!
- О, мисс, для Вас это не составит труда! – молодой парень улыбался во весь рот.
- И еще, мне нужен какой-то подарок. А идей совершенно нет. – улыбка на лице Елены чуть померкла.
- О, Макс, у нас долгожданный посетитель! – стильная светловолосая женщина лет сорока пяти зашла в зал и поставила на стол бумажный пакет с круассанами и кофе.
- Да, мама. Мисс хочет быть неотразимой на важном мероприятии и купить подарок важному человеку!
- Как тебя зовут, милая? – женщина с ослепительной улыбкой обратилась к Елене.
- Елена!
- Меня зовут Джоанна.
- Очень приятно, Джоанна! – ответила Елена и подробно изложила все, что ей было нужно. Губы Джоанны расплылись в загадочной улыбке.
- Знаешь, у меня есть одно платье, я берегла его вообще-то для показа (к слову, я местный модельер), но оно словно создано для тебя! Подожди здесь минутку. – Джоанна скрылась за дверью с надписью «Служебное помещение». Ровно через минуту она вернулась с победным «А вот и я!», держа в руках длинный чехол.
- Смотри, Елена, ты в нем будешь не просто неотразима, ты в нем будешь сногсшибательна! – легким движением Джоанна расстегнула чехол и достала платье. Хотя просто платьем это было сложно назвать. Как будто жидкое серебро струилось на ее руках.
- Держи! – Джоанна протянула платье Елене и отвела ее в примерочную.
- Боже! – Макс открыл рот от изумления, когда увидел ту, которая вышла из-за ширмы. Девчонка и в своей будничной одежде была красавица, но в этом платье… Жидкое серебро облегало идеальную фигуре Елены. Глубокое декольте обрамляло грудь, как роскошная оправа - бриллиант. Платье подчеркивало каждый изгиб, опускаясь до самых ступней, переходя в недлинный шлейф.
- Мама, ты просто гений! – Макс не мог сдержать восхищения. Глаза Джоанны сверкали энтузиазмом. Сердце Елены стучало от восторга, когда она посмотрена на свое отражение.
Джоанна взяла ее под руку.
- Милая, ты сделала меня счастливой. Я никогда еще не была так довольна своей работой. Я хочу, чтобы этот вечер стал для тебя незабываемым. Я дарю тебе это платье.
- Нет, что Вы, ни в коем случае! – запротестовала Елена. – Это невозможно!
- Нет, послушай меня, я даже не собиралась его продавать! – не унималась женщина. – Оно просто ждало тебя. Я очень тебя прошу принять это платье, ты так осчастливишь меня!
Сопротивляться было бесполезно. Елена расплылась в благодарной улыбке.
- Спасибо Вам, Джоанна. Вы так добры. В таком случае мне осталось найти подарок. Еще раз спасибо! – Елена развернулась в сторону примерочной, но Джоанна остановила ее.
- Подожди, не снимай. Мероприятие ведь сегодня?
- Да, сегодня…- тихо произнесла Елена, почему-то сердце забилось быстрее на этом слове.
- Тогда я хочу, чтобы ты сделала кое-что еще. Возьми свои вещи и пойдем со мной.
Елена сложила свои вещи в большой фирменный пакет и пошла за Джоанной. Через минуту они очутились в небольшой комнате.
- Джейн, дай мне свой «Серебряный блеск»! – произнесла Джоанна, хотя в помещении никого не было. Спустя мгновение полноватая рыжая женщина вышла из-за ширмы и ахнула, замерев.
- Боже, Джоанна! Кто это? Нет слов… Мисс, Вы просто прекрасны! – восхищалась Джейн. Елена слегка покраснела от таких пламенных комплиментов.
- Благодарю Вас!
Джейн подошла к прозрачному стеклянному шкафу и достала оттуда серебристый флакон, похожий на лак для волос.
- Много не брызгай, Джоанна, а то все волосы слипнутся и вообще, с этим ни в коем случае нельзя перебарщивать, чтобы не уйти в вульгарность!
Джоанна уверенно взяла флакон.
- Елена, поставь сумку сюда и закрой глаза! – скомандовала она. Через секунд тридцать раздалось звонкое «Готово! Можешь смотреть!». Елена открыла глаза и сначала не поняла, что изменилось. То же прекрасное платье, те же волосы. Но вот она немного повернулась, и, казалось, само солнце заиграло в ее волосах. Почему-то хотелось плакать от счастья. Елена развернулась, в глазах блестели благодарные слезы.
- Джоанна, я не знаю, как благодарить Вас. Я просто буду покупать все только в Вашем магазине теперь!
- Конечно! А говорила, не знаешь! – Джоанна улыбалась. Творческий человек, в ее жизни деньги играли не решающую роль. Дарить людям счастье, пусть хотя бы на мгновение, было гораздо важнее.
- Но подарок… - Елена смутилась, вспомнив, что огромная часть плана еще остается невыполненной.
- Да. Подарок. – Джоанна снова обрела серьезный деловитый вид. – Давай сначала определимся, для кого он? Мужчина или женщина?
«Вампир» - хотела сказать Елена…
- Мужчина!
- Сколько ему лет? – продолжала расспросы Джоанна.
«Сто шестьдесят пять» - хотела сказать Елена.
- Двадцать пять. – произнесла она вслух. Джоанна улыбалась. Казалось, она понимала, на что устремлены все старания Елены.
- Что ж… Эта задача не из легких… Но сейчас мы с тобой придумаем идеальный подарок, не переживай!
Через два часа горячих дискуссий и споров относительно подарка, в которых Елена отметала решительно все, что, на ее взгляд, не впечатлило бы Деймона, в комнату ворвался Макс.
- Мама, я придумал! Я придумал, что подарить этому особенному молодому человеку!
Елена и Джоанна замерли в ожидании.
- Я нашел это у нас на складе. Хожу себе, разглядываю, и вдруг вижу – в углу какая-то черная коробочка! Решил посмотреть, что в ней, так что вот он, Ваш идеальный подарок, мисс! – Макс радостно открыл черный футляр, и Елена вскрикнула, пораженная.
Это были часы, но совершенно необычные. На внешней стороне было выгравировано «Часы вечности». Часы были обозначены хрустальными точками. Минуты – тоже, но для них точки были меньше. И что самое примечательное, стрелок было не две, не три, а к каждой отметке на циферблате подходила отдельная тоненькая стрелочка.
«Часы вечности» - думала Елена. - «Значит, сама судьба хочет, чтобы я сделала это!»
- Это великолепно. Ничего лучше придумать было просто невозможно! – Елена улыбнулась Максу. – Сколько я должна за них?
- На упаковке был приклеен ценник, я, правда, не уверен, что это от них…
- Пятьдесят долларов, дорогая! – перебила сына Джоанна и улыбнулась.
- Но этого не может быть! – Елена не могла поверить, что часы явно ручной работы стоили бы столько.
- Дорогая, кроме тебя эта вещь никого бы не заинтересовала, так что бери и не возражай!
Елена взяла свою сумку и, достав оттуда кожаную куртку, протянула Джоанне несколько аккуратно сложенных купюр.
- Спасибо Вам. За все. – С чувством сказала Елена.
- И тебе спасибо. Удачи сегодня! – пожелала Джоанна. Искренность этого пожелания легко можно было заметить в сверкающих глазах женщины.
«Раз все начинается так, то я определенно на правильном пути!» - думала Елена, спускаясь по широким ступенькам торгового центра. У входа стояли таксисты, и при виде красавицы в серебристом платье многие замерли, не произнося ни слова. Нашелся только один, со знакомым Елене морщинистым лицом.
- Мисс, я Вас помню! Куда поедем сегодня?
Это был таксист, отвозивший Елену накануне к дому Сальваторе. Прекрасно. По крайней мере, он уже знал маршрут.
- Сначала нужно заехать ко мне домой, а потом туда, куда Вы уже отвозили меня накануне!
- Будет сделано, мисс! – беззаботно ответил таксист, улыбнувшись и включив радио. Знакомые мелодии звучали как-то по-особенному.
- Остановите здесь, пожалуйста. Я вернусь через пять минут.
- Без проблем, мисс! – ответил мужчина и, отвернувшись, словно его ничего не касается, засвистел себе под нос какую-то песню. Елена открыла дверь и зашла в дом. Все было тихо, спокойно. Дженна с Алариком были сейчас в больнице у Джереми, значит, никто ее не заметит. Она бросила сумку со своей одеждой на кровать и пошла к гардеробной. На нижней полке были свалены разные сумки, но ни одна не подходила. И, наконец, под одним из черных кожаных мешков она нашла маленький черный клатч. То, что нужно. Елена сложила оставшиеся деньги, на всякий случай, телефон, ключи. Больше ей ничего не понадобится. «К тому же, вряд ли я, несмотря на весь свой вид, задержусь в их доме на долго!» От этой мысли стало немного грустно. Вдруг Деймон вообще разозлится, увидев Елену, и выгонит ее? И она даже не успеет сказать, за чем пришла? Руки сами нашли ручку и бумагу и стали писать.
«Дорогой Деймон!
Поздравляю тебя с Днем Рождения!
Я помню, что мы только вчера распрощались навечно, но извини, пропустить такое событие было выше моих сил.
Я желаю тебе найти свое счастье и навсегда разрушить оковы и цепи страданий, в которых кто-то держит тебя. Ты заслуживаешь гораздо большего. Пора начать новую вечность!

Елена
18 октября 2009г.»

Елена аккуратно сложила лист бумаги, и спрятала его в футляр с часами. Теперь она была готова. Скользнув в черные туфли на каблуке, стоявшие в прихожей, Елена вышла из дома, держа черный футляр в руках, и закрыла дверь на ключ. Все, дороги назад нет. Сердце готово было выпрыгнуть из груди от волнения.
- А теперь едем к тому дому! - дрожащим голосом Елена сказала таксисту, сев в машину.

@темы: Фикрайтерство